ТОП Новомосковск

Новости и события сегодня, праздники, история, мероприятия, общедоступные публикации, справочная информация.

Граница Руси

Исторические заметки.

Новая граница Руси упиралась в Волгу не в Тетюшах, а в 100 км южнее — в Симбирске, основанном в 1648 г. и являвшемся частью оборонительной линии Московского государства на юге, одним из участков которой была черта Керенск-Корсун. После завершения в 1654 г. строительства симбирских укреплений была возведена засечная черта, связавшая их с Корсуном.

Симбирская засечная черта просуществовала еще меньше Тетюшевской. Уже в 1684 г. она была перенесена к Сызрани — недавно построенному на Волге примерно в 150 км южнее Симбирска городу. Тем самым было завершено установление юго-западной границы бывшего Казанского царства. Ко времени строительства Сызранской черты русские земли в Среднем Поволжье упирались в степь, которую в Нижнем Поволжье уже активно заселяли русские.

На другом берегу Волги — на юго-востоке нового Казанского уезда границу защищала Кама, за которой лежали земли степных ногаев и башкир. Северная часть этого края была русской, южная принадлежала Степи. Но, несмотря на то, что южнее Камы были построены оборонительные сооружения, эта река пока еще оставалась юго-восточной окраиной Казанского уезда.

И все же Кама не могла остановить естественного и неизбежного процесса русского продвижения на юг. Владельцы правобережных земель, видя безлюдную пустошь на другом берегу, попросили казну передать ее им. И хотя государство само не знало, где находится граница русских земель, оно не стало препятствовать этому.

Приведем только один пример. Монахи Троицкого монастыря рядом с Елабугой, на Каме, распахали в 1617 г. земли на левобережье, поставили там двор и мельницу и обратились к царю Михаилу оставить эту пашню за ними, что и было сделано. В 1678-1679 гг. здесь уже имелось крупное монастырское село. Другие переселенцы заняли левый берег сами. Наиболее мощный поток русской колонизации наблюдался на Волге южнее камского устья.

Кама уже не могла защищать эти спорные территории, и власти прибегли к привычной мере: в 1650 г. они начали и вскоре завершили строительство Закамской черты, которая начиналась на левобережье Волги в 50 км ниже Симбирска, поднималась по Большому и Малому Черемшанам, проходила через города Билярск, Заинек и Мензелинск, заканчиваясь у слияния Ика и Белой с Камой; при Петре Великом она сдвинулась далеко на юг и глубоко вклинилась в степи — русские захватывали все новые и новые земли.

Остроги, гарнизоны в городах, засеки на границах… Благодаря такой системе обороны Казанского уезда пограничным Вятскому, Нижегородскому и Муромскому уездам Московии перестали угрожать набеги с востока, захваты людей и грабежи. Теперь эти земли начали осваиваться для дальнейшей экспансии.

Значило ли это, что теперь здесь воцарилось спокойствие? Отнюдь! В последующие столетия на этих землях не раз вспыхивали восстания местного населения: это могли быть настоящие бунты, мелкие конфликты или просто разбой.

Это был последний татарский набег на Нижний Новгород. До этого в летописи упоминались черемисские набеги (в 1567, 1570 и 1571 гг.).

В 1574 г. монахи казанского Зилантова монастыря жаловались, что «изменники» выжгли их обитель и увели крестьян в полон. Нечто подобное повторилось и в 1584 г..

Но при царе Федоре Ивановиче, сыне Грозного, порядок в регионе удалось восстановить, а для его поддержания русские построили здесь остроги Цивильск, Царево-Кокшайск и Уржум.

В период Смутного времени бунты, главным образом черемисские, возобновились. Впрочем, черемисы обычно действовали в составе отрядов русских казаков и беглых стрельцов, ратовавших за того или иного самозванца.

Чисто туземным восстанием можно считать взятие и разграбление черемисами (хотя на самом деле это, вероятно, были чуваши, с которыми русские летописцы их часто путали) Чебоксар зимой 1608/09 г. Это был важный административный центр, поэтому царские власти действовали решительно: большое войско во главе с казанским воеводой Шереметевым двинулось на Чебоксары, разбило бунтовщиков и 22 декабря 1608 г. заставило их дать клятву верности царю. Почти одновременно взбунтовался Свияжский уезд. Но там, в основном действовали русские, а не инородцы.

Источники сообщают, что царские войска «топтали… [бунтовщиков] и кололи что свиней, и трупу ихъ положили на семи верстахъ». Но часть повстанцев ушла за Волгу и подняла там население.

Восставшие взяли Котельничий. В августе 1610 г.

Нам ничего не известно о целях этих волнений. Вряд ли у черемисов были собственные национальные или социальные требования: они поддерживали русские антиправительственные лозунги. Ненавидя русскую власть и демонстрируя грабительские инстинкты, уходящие корнями в казанские времена, черемисы присоединялись ко всем, кто разорял русские поселения.

Нам неизвестно, чем закончилось восстание 1608-1610 гг. Вероятно, его участники растворились среди местного населения. Последующая нормализация ситуации в стране и избрание в 1613 г. царем Михаила постепенно стабилизировали положение в Среднем Поволжье и в других местах. В восстании казанских инородцев во времена Смуты участвовали преимущественно черемисы. Большинство туземного населения сохранило верность русским властям, еще не обладавшим здесь достаточной силой. 2 апреля 1615 г. казанский воевода доносил в Москву, что в 1611 г. татары, черемисы и чуваши, подстрекаемые татарским князем Камаем Смиленевым, собрались близ Казани «на Высокой горе», чтобы напасть на город, но не получили поддержки других татар.

Новая власть, установившаяся на Руси в 1613 г., старалась избегать конфликтов с инородцами. Когда, например, Москва решила в 1615 г. собрать с этих земель чрезвычайный подушный налог, местный воевода сумел убедить ее освободить от этого чувашей и черемисов, ибо большинство их поддержало русские власти во время событий на Высокой Горе. К сожалению, усилия завоевать сердца местного населения оказались тщетными: в 1616 г. на части этой территории вновь вспыхнул бунт и Москве пришлось посылать войска для защиты Нижнего Новгорода, Арзамаса и даже Мурома.

Посланные Москвой князья Юрий Сулешов и Алексей Львов разбили бунтовщиков, состоявших, по-видимому, почти сплошь из инородцев и возглавлявшихся туземными же вождями. Порядок был восстановлен надолго.

Однако этот мир нарушался еще дважды — восстаниями Стеньки Разина и Пугачева. Эти движения возникли вне Среднего Поволжья, и их рассмотрение не входит в наши задачи. Однако необходимо отметить, что туземные элементы принимали живейшее участие в восстании Разина, а частично также и в пугачевщине, но не выдвигали собственных вождей, а действовали под руководством русских бунтарей.

Первоначально возникший на Дону, в Нижнем Поволжье и на Каспии в 1670 г. бунт Степана Разина вскоре охватил весь юго-запад Казанского уезда и соседние русские Тамбовщину и Нижегородчину. Участвовавших в нем мордву, чувашей и черемисов возглавляли русские — казаки, взбунтовавшиеся стрельцы и даже священники. Рассказ жителей расположенного на чувашской земле городка Ядрина столь живо и правдиво описывает ситуацию в охваченном бунтом районе, что заслуживает воспроизведения целиком.

Разное

Политика конфиденциальности

Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием cookies и политикой конфиденциальности.

Принять